суббота, 22 марта 2014 г.

... пусть Всевышний даст мне силы готовить одежду для душ наших девочек!

Я и моя семья следовали в потоке беженцев, спасающихся от войны из Польши в более безопасную территорию, так как Первая мировая война вдохнула страх в сердце Европы. Наши скитания привели нас в Вену, где мы присоединились к тысячам бездомных беженцев, которые проводили ночи на улице.В конце концов, мы нашли пустую квартиру – темную и тесную в Шестом районе города. Семья была в восторге, наконец, мы имели крышу над головой, но я была остро разочарована этим местом. Мне не нравилось это место, потому что приходилось идти больше часа сквозь снег и холод через христианские районы до ближайшей синагоги.
Однажды, хозяин не еврей упомянул, что есть ортодоксальная синагога поблизости. Новость о снижении платы за квартиру была бы менее радостной!

Я пошла по указанному адресу. Мое радостное волнение быстро улетучилось при взгляде на раввина.
В своей элегантной фетровой шляпе и костюме «тройке» он выглядел так, как будто только что вышел из дорогого модного Венского магазина. Для меня, ребе или рав должен был быть одет более традиционно.
Мой испуг был столь очевиден, что женщина, стоящая рядом со мной улыбнулась и шепнула: «Не обращайте внимания на его одежду. Подождите, пока он не заговорит».
Это был Шабат Хануки и раввин д-р Моше Флеш говорил о героизме Маккавеев и роли женщин в восстании против греков. «Разве не Иегудит пожелала пожертвовать своей собственной жизнью во времена эллинистов, для того, чтобы будущие дочери были способны продолжать наши традиции? Эта битва, – гремел рабби, - еще не закончена. Война должна вестись на всех фронтах и сегодня женщины, как Иегудит в прошлом, должны присоединиться к борьбе!»
Я стояла, как громом пораженная. Я была убеждена, что рав Флеш обращался именно ко мне. Я была ещё более уверена, что ему следовало обратиться к молодым женщинам Кракова - но как бы они могли услышать его послание?
А затем пришло озарение и я поняла свою задачу: я буду оракулом для передачи послания Иегудит из Вены в Краков.
Почему ограничиваться Краковом? Я буду  нести это послание всем дочерям Галиции, Польши, каждой еврейской девушке, которая не забыла свое наследие.
В этот день Хануки, Я посвятила себя этой миссии.
Прошло четыре года.
Великая война закончилась, и я с семьей вернулась в Краков. 
Приближалась Ханука. И я  повесила объявление в витрине своей швейной мастреской: «Недорогие платья для маленьких девочек».
Никогда еще не было более эффективной рекламы. Десятки матерей с дочерьми толпились в магазине: «Платьица, мы хотим платьица для Хануки!»
Внезапно, мысленно я переместилась на двести миль в синагогу, в Вену, где история героини Хануки запала мне в душу.
«Слышал ли кто-нибудь о великой Иегудит из Ханукальной истории?» - крикнула я.
Не было никакого отклика.
Я попыталась снова: «Тот, кто расскажет мне о Иегудит, получит специальный приз!»
Помахав в воздухе лентой, я произнесла: «Тот, кто сможет ответить на мой вопрос, получит красивую ленту для волос!»

Девочки, широко раскрыв глаза, с жадностью смотрели на ленту, но никто не открыл рта. Все молчали.
Тишина заполнила магазин.
В конце концов, одна из мам прошептала: «Откуда они могут знать, кто такая Иегудит? Они не посещали еврейскую школу, которая бы рассказала о наших праздниках! Они могут рассказать об апостолах и о пасхе, но если ты хочешь узнать о Иегудит, то спроси у мальчиков»!
Я с грустью спросила: «Тогда почему мы не беспокоимся об образовании наших дочерей так же, как мужчины беспокоятся об образовании своих сыновей?»
Затем повернувшись к девочкам, я обратилась уже к ним:  
«Я хочу, чтобы вы все пришли в мой магазин в первый вечер Хануки. Там будет много латкес и других угощений. И тогда, - добавила я, - вы услышите историю Иегудит!»
Мое приглашение было принято в зимнюю ночь.
Народ пришел. Они медлили перед входом, ожидая, какая Ханука ждет их, что им устроят.
Яркая Ханукия манила с окна. Открылась дверь, и все вошли внутрь. Народа было много, было тесно, но никто не жаловался. Матери и дочери были очарованы рассказом Сары. Иегудит, хасмонеи, Хана и семь сыновей – все ожили и разыграли перед женщинами Кракова истории своей жизни.
Ночь чуда опустилась на Краков. Новости распространились очень быстро.
И я, так называемая простая белошвейка, была в их глазама тем гением, который смог очаровать каждого. Даже маленьких девочек своими, кажущимися им энциклопедическими знаниями. А на самом дела я ведь просто знакомила их с историей и традициями наших предков.
Так родилось движение Бейт Яаков.
И мой магазин одежды превратился в классную комнату.
Единственное, что осталось от прежней жизни – черная доска, на которой наброски и измерения уступили место печатным буквам иврита.
Тогда я написала в своем дневнике: «До сих я была только белошвейкой для маленьких детей, и пусть Всевышний даст мне силы готовить духовную одежду для душ наших девочек!»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.